Формирование армейских кадров

Но и здесь не обошлось без «ярмарки тщеславия», особенно в вопросе о «допуске ко двору», ограниченном Людовиком XV в 1732 г., а в 1750 г. закрепленном только за дворянами, способными прдъя — вить родословную хотя бы с 1400 г. Поэтому до 1789 г. к участию в королевской охоте были допущены только 942 дворянские семьи, ставшие настоящей замкнутой кастой внутри аристократического сословия. Помимо этих барских утех, во имя дворянской «чести» была предпринята попытка воскресить «зов крови» — военные добродетели античности, сохранявшие за дворянством формирование армейских кадров. Шевалье д’Арк так писал о военном дворянстве: военные министры узаконили возведение в дворянский титул высшего офицерства, сохранив при этом режим благоприятствования для молодежи из обедневших дворян, для которой граф д’Аржансон в 1751 г. создал парижскую Военную школу. В 1775 г. эта школа была преобразована графом Сен-Жерменом в Высшую школу для молодых дворян, уже прошедших обучение в 12 военных коллежах под руководством духовенства. По указу маршала де Сегюра от 1781 г., вызвавшему много дискуссий, в кавалерии и инфантерии (а значит, во всех частях, за исключением иностранных корпусов и артиллерии) чин младшего лейтенанта присваивался только молодым дворянам, доказавшим принадлежность к благородному сословию, даже если они не принадлежали к потомственным военным и не обучались в военной школе. Точно так же морские министры Шуазель и Кастри открыто оказывали предпочтение «красному» офицерству (т. е. потомственным дворянам) перед «синим» (интендантами и офицерами-писарями). Офицерство шпаги превосходно показало себя на море, но было совершенно некомпетентно в военном управлении.

Читайте также  Долина Луары - Как добраться