Декларации прав человека

Людовик XVI тянул время. До ноября откладывал подписание декретов от 5-11 августа и Декларации прав человека от 26 августа. Он надеялся выиграть, ведя двойную игру, которая завершилась для него фатально: он потерял все. Роялист Ривароль констатировал это: «Когда хочешь не допустить ужасов революции, надобно совершить ее самому; она была так нужна во Франции, что стала неминуемой». Этот проницательный противник революции заранее ответил большинству авторов XIX—XX вв. Его политический оппонент, собрат по перу и остроумию — Николя Шамфор говорил тем, кто сомневался: «Придворные и те, кто живет в чудовищных преступлениях, раздирающих Францию, не смолкая твердят, что можно было изменить сами преступления и не уничтожать то, что уничтожили. Они бы предпочли, чтобы Авгиевы конюшни вычистили при помощи метелки из перьев!». Сатирические удары наносил его язвительный язык и по буржуа, ставшим вдруг самыми важными в государстве: «Знатные люди, говорит знать, — это посредник между королем и народом…, да, как охотничий пес между охотником и зайцем» или же: «необходимость быть дворянином, чтобы стать капитаном корабля, настолько же разумна, насколько необходимость быть королевским секретарем, чтобы стать матросом».

Уже упомянутый нами Шамфор отметил и описал самую страшную язву, разъедавшую Францию, в письме от 15 декабря 1788 г. к своему другу, придворному Луи де Водрейлю, с которым искренне не соглашается по важнейшим вопросам: «О чем идет речь? О тяжбе между 24 миллионами людей и 700 ООО привилегированных. Вы полагаете, что это атака на Вас лично? Вовсе нет.

Читайте также  Страна Коньяка - Достопримечательности